пегас

диалоги в стихах

триолет

* * *

Легла рука на сгиб локтя,

Едва ль весомей птичьей тени.

Пусть ритуал, пусть принят всеми –

Легла рука на сгиб локтя,

И расцветилась разом темень.

Служить опорой – не пустяк!

Легла рука на сгиб локтя,

Едва ль весомей птичьей тени.

                                    Андрей БАЛАБУХА

* * *

Откликнувшись на зов души,
Идти над бездной рядом с Вами,
"Соприкоснувшись рукавами",
Откликнувшись на зов души.
Волненье спрятав за словами,
Мечтать добраться до вершин,
Откликнувшись на зов души,
"Соприкоснувшись рукавами"...

                                Татьяна ГРОМОВА

* * *

Хорошо бы раскинуться морем,

Расплеснуться из края в край,

Пусть по дну воровато и споро

Пробирается боком краб,

Пусть снуют пестроперые рыбы,

Где-то яхта скользит, кренясь…

Может быть, Вы тогда могли бы

Окунаться порой в меня.

Унося потихоньку от берега,

Обнимал бы я Вас тогда

Так заботливо, ласково, бережно,

Как умеет одна вода.

Пусть тревоги забудутся начисто –

До улыбки на грани сна

Я баюкал бы Вас, укачивал,

Как умеет одна волна.

                                                    А.Б.

* * *

Если Вы – бескрайнее море,

Я русалкою стать могла бы

И в глубины Ваши плыла бы,

Вашей нежности чутко вторя.

И на ласку – раскованно, гибко

Откликалась бы лаской взаимною

И звучанию Вашего имени

Подчинялась, как Мастеру – скрипка…

Ну а если Вы океану

Уподобитесь – труд гигантский –

Я Нептуновой Арфой стану,

Чтоб любить Вас по-океански…

                                                      Т.Г.

* * *

Забыть – что босиком через жнивье;

Забвенья путь неодолимо труден…

…Мгновенное касанье левой грудью

Со вторника живет в локте моем…

Не похищенье – дар, пускай невольный,

Нечаянный: не Ваш, но лишь судьбы;

Однако же – тончайшей, сладкой болью

Живет, не позволяя позабыть…

Но скольким одарить успели Вы же,

Живущим ныне в теле и в мозгу...

Так что ж – убить в себе, похерить, выжечь?

Я не палач, простите. Не могу.

                                                            А.Б.

* * *

Ты пойми меня, родной:

В ненавистный выходной

Труд почти невыносимый –

Целый день сидеть одной.

В ожидании звонка

К трубке тянется рука…

Плод запретный… О, Создатель,

Дай терпенья полглотка!

Ты прости меня, родной,

Что в горячности больной,

Словно чукча, к телефону

Обратился мозг спинной:

«Не упрямся, сделай динь,

Чтоб моя не быть один.

Телефона, телефона,

Потуши огонь в груди!»

Телефон, как добрый врач,

«Тише, Танечка, не плачь, –

Отвечает, – позвонит он, –

Твой любимый не палач!»

                                  Т.Г.

пегас

Первомайские воспоминания


Рисунок Татьяны Лапшиной

1
У Наташи мама – мастер
В типографии большой.
– Скажешь всем при входе: «Здрасте!», –
Громко, весело, с душой,
И тебе дадут фломастер
И воздушный шар большой.

Построение в колонну
В семь утра у проходной.
Люди, музыка, знамена –
Всенародный выходной.
Праздник революционный,
Выкрик кульминационный:
– От Дворцовой – до пивной!
Да…здра…пер…ма! Все за мной!

Впереди дворец маячит,
Марширует млад и стар…
А Наташа горько плачет –
Громко лопнул красный шар.

2
Выдавали на-гора
Мы на площади «Ура!»,
Демонстрация к финалу –
В гости к бабушке пора.

Мы отменный по пути
Нагуляли аппетит.
Вкусным праздничным обедом
Нас бабуля угостит.

– Вилку – в левую, не хнычь!
– Брать руками только дичь!
Бабы-Танин гвоздь программы –
Яйца, пасха и кулич.

Нам салют смотреть дано,
Как в театре иль в кино:
К Петропавловке выходит
В этой комнате окно.

Створки настежь распахни,
Уши накрепко заткни –
Бах-бабах! – трясутся стекла,
В небесах цветут огни.

– Ну и плакса! Вот те на!
Это ж праздник, не война!
Побабахает – и скоро
Снова будет тишина.

Скажем бабушке «Мерси!»,
К дому вызовем такси,
Молвив: «Шеф, полтинник сверху –
На Чапаева вези!»
пчела

Что-то отдаленно напоминающее хокку

*   *   *
Летнее утро
Будит заспавшийся лес
Ветра дыханьем.

 *   *   *
Снова не хочет
Зверь, именуемый кот,

Спать на диване.

*   *   *
Время  настало
Лапу хозяину дать:
Пахнет сосиской.

*   *   *
Утром фиалка
Синий открыла глазок.
Веришь ли в чудо?

*   *   *
Сердце не камень.
Так отчего ж тяжела
Жаба  грудная?

*   *   *
Мягкие  лапки,
Тихо у норки сижу.
Мышка, не бойся.

*   *   *
Лето в разгаре.
Детям иду покупать
Лыжи и санки.

*   *   *
Глазом янтарным
Пристально кот посмотрел.
Птички исчезли.

*   *   *
Срезанный ландыш…
Счастья мгновенный укол…
Небо с овчинку.

*   *   *
Крутится снова
Старая карусель. Дождь…
Мамочка, где ты?

*   *   *
Тысячу цветов
Поцеловала пчелка
Для капли меда.

*   *   *
Пчела на цветке.
Берет или отдает?
Вопрос вопросов...

пегас

Уроки мастера


Татьяна Громова

— Сегодня поговорим об альтернативных решениях — кивок в сторону подмастерья. — Ну что за зловредность в тебе сидит кошачья, вечно ляжет поперек порога, спотыкайся об него… — это уже обращение к… сыночку… приемному, но не менее родного любимому. Ему все можно: фокусничать, выкрутасничать, валяться, задрав конечности, будить по ночам, требовать новых игрушек... Он — обаятельный. В отличие от некоторых. Хотелось бы знать, а подмастерье какого рода? Ладно, будем считать, что среднего. И через три с половиной слова на мастереныша этого отвлекаясь, мастер продолжает:

— Итак, притча с альтернативами. В домике на берегу моря жил человек. Каждый день он просыпался и шел на работу, а после работы и по выходным помогал жене по хозяйству, играл и гулял с детьми. Человек часто ходил к берегу моря и смотрел вдаль. Он так хотел путешествовать, хотел посмотреть, что там, за этим морем. Но постоянно откладывал на потом. Сначала искал хорошую работу, потом строил дом, потом растил детей, а потом… потом ему стало казаться, что все равно никогда не осуществить своей мечты, ведь хотеть путешествовать, – ну, примерно то же, что хотеть быть котом, – думал он. Хотеть-то можно, и даже очень, да что толку? Потом наступила старость, и не только на путешествия, но даже и на желания не осталось сил. Но человек по-прежнему привычно ходил к морю и смотрел вдаль…

А…чтоб тебя… — это уже газовой зажигалке, которая в неподходящий момент вздумала раскапризничаться. И, справившись с непослужной (сначала хотелось исправить опечатку, но вдруг подумалось: так все ж правильно! Непослушный — не слушает, а непослужный — не служит), вальяжно откинувшись на спинку кресла и со вкусом затягиваясь:

А теперь — разные варианты продолжения.

Я мямлю:

Человек знал, что у него не будет больше возможности осуществить мечту. Он откладывал это на потом. А теперь — последний поход к любимому месту, где так славно путешествовалось в грезах… И осталось только умереть с горечью разочарования…

Умолкни, старый минус и больше не серди нас! Давай альтернативу.

— Ну, он сидит на берегу, грустит, а тут к нему внучонок подбегает: «Деда, почитай мне!» — и протягивает «Робинзона Крузо». Стал человек внуку книжку читать, приободрился, решил робинзоновым способом горечь свою подсластить. Пришел домой, взял у того же внучонка тетрадку, карандаш, провел на первой странице вертикальную черту и в левой части листа вывел: «Так и не сплавал я за море…» А справа за чертой написал: «Зато какой дом отгрохал!» Слева: «Не повидал заморских красавиц…» Справа: «Зато жена у меня не только красавица, но еще и умница, и хозяйка отменная, и детей вырастили, и внуки радуют…» Слева: «Так и не узнал, что такое морская болезнь…» Справа: «А на хрена мне она?..»

Поупражнялся он так еще некоторое время и понял, что плюсов-то в его жизни было куда-а-а больше, чем минусов, и жил он, оказывается, не зря.

— Это уже что-то, — мастер посверкивает стеклами домашних очков (да, представьте, у него есть домашний халат, домашние тапочки и домашние очки. И еще просто — домашние. Которые прилагаются к нему как постоянные эпитеты. Это мы с евонным сыночком), — а другие варианты?

Возражаю, указывая на любимчика:

А пусть бы попридумывал и пачкун.

Я-то придумаю, — ответил он, садясь, — но возражу относительно последнего. Деяния мои представляют отнюдь не пачкотню, как вы изволите выражаться в присутствии мастера, а букет исключительно приятных обонянию ароматов — (начитался, блин, весь в папеньку! Да и назвали его вполне подходяще…) — Альтернативу вам? Легко! Поехал-таки этот козел в свое вожделенное путешествие, доплыл на яхте до самой середины окияна-моря. А там, в окияне, на острове Буяне, аборигены-волки увидали его, обрадовались, стали зубы точить: «Мужики, обед приплыл!», — и Бегемот с достоинством принялся выкусывать несуществующую блоху из основания хвоста.

Мы с мастером, признаюсь, хихикали и аплодировали. И даже одновременно с двух сторон угостили нашего красавца сыром «Виола» и печеночным паштетом. Кот, от радости потерявший дар связной речи, стоял подобно Буриданову ослу, не зная, с чего начать.

Вытирая салфеткой испачканный «Виолой» палец, мастер продолжил:

— Возможно еще одно продолжение. Осуществил человек мечту, поехал в путешествие. Переплыл море, а там… Построил домик на берегу. Каждый день просыпался и шел на работу, а после работы и по выходным помогал жене по хозяйству, играл и гулял с детьми. Часто ходил к берегу моря и смотрел вдаль. И так хотел вернуться на тот край моря, откуда уехал, потому что там, и только там было счастье…

скорпион

немного рифмованного юмора




Татьяна Громова (это я)

Примерочное

Из работы выйдет толк! —
Не сорочку, не платок
Не вяжу и не пряду —
На бумагу в ряд кладу
Букву к букве, как стежки.
Получаются стишки.

Вот еще один, гляди,
В пеленах листа сидит —
Только-только из души,
Ладно скроен, крепко сшит.
Как размерчик? Не висит?
На здоровьичко носи!

Педагогическое

Вот досада, так досада!
Снова рифмы строить надо,
Рыкать строго: «Ну-ка, в ногу!»,
Чью-то мать на помощь звать...
Ну а рифмы, смеха ради,
Лишь нагадили в тетради,
Не дают стихам дорогу,
Не желают танцевать!

* * *

Поэт — паук-производитель:
Прядет упорно вновь и вновь
За раз — по сантиметру нити,
Чтоб изготовить полотно…

…И затрепещут в паутине
Его поклонники отныне.


О возникновении ороборо

Подружилась гадюка с ужом,
И свершилось: к нему нагишом
Заявившись, промолвила:
— Уж!
Ты мне друг, стань и мужем к тому ж!

Уж, увидев гадючьи повадки,
Припустил от нее без оглядки,
Колесом покатился из бора...

Вот откуда взялось ороборо.


Зацвела орхидея

На окне зацвела орхидея —
Та, что Вы подарили когда-то,
Словно кто-то, заклятьем владея,
Время вспять повернул, — всплыли даты
Потаенных любовных свиданий,
Что прервались однажды нелепо...

Внук воскликнул: «Ау, баба Таня!
Ты заснула? Дай к супчику хлеба!»


Чертовщинка

Когда нисходит тьма слепая
И все живое засыпает,
Во мраке ночи томно нежась,
Из нор выныривает нежить.

Вот меж корней в глубокой яме
Дриада тешится с чертями,
А рядом, меж ветвей залезший,
За ней подглядывает леший.

Вот ведьма, лупая глазами,
Круги на швабре нарезает,
Взмывая свечкой в поднебесье,
А на устах — похабна песня.

В воде, темней ультрамарина,
Танцует, словно балерина,
Непревзойденная наяда,
Сверкая телом без наряда.

Смотрю на игры их и пляски
Лишь с интересом, без опаски.
Жду: только сунутся ко мне и... —
Я петухом пропеть сумею.


Коммунальная драма

Разбужен ароматом
Пекущихся блинов,
Он высказался матом
(В чем был отнюдь не нов),
Соседку в ванной запер,
Сожрал блины, спеша,
А после с горя запил...

О, русская душа!


Свет мой, зеркальце

Молча глядит на свое отражение,
Чуя бесславный конец,
Та, что когда-то ввела в искушение
Сотни горячих сердец.

Сеткой морщинки, и губы запавшие,
Пасмурность выцветших глаз...
Где же в них искорки, страсть разжигавшие,
Где оптимизма запас?

Где обаянье? Неужто исчерпала?
Уксусом стало вино?
...Плюнув, разбила несносное зеркало —
Врать не умеет оно.


Случай на Второй Советской

По Второй Советской улице
Мимо дома номер тридцать
Серый кот идет, сутулится —
Не с соперниками ль биться?

Хвост всклокочен, брюхо грязное,
В устремлении неистов,
Выраженье морды грозное,
Оба глаза мечут искры.

Мальчик пальцем тычет: «Во нахал —
“Шкоду, ауди, два форда
Оросил струей без продыха
И ушел. Спокойно. Гордо.»


На год Змеи

Дракон сдает права змее,
А это значит,
Что жизнь по новой колее
Пойдет иначе.
Теперь уж ползать, не летать, —
Меняю стиль я
И задвигаю под кровать
Драконьи крылья.
Учусь шипеть и яд коплю
Многопудово...
...А по ночам-то — у-лю-лю! —
Летаю снова!


Диалог

В тишине пещер хамит
Сталактиту сталагмит:
— Поумерь-ка спесь свою:
Ты висишь, а я стою!

Сталактит пустил слезу:
— Тяжкий крест зазря несу!
Осознай же наконец:
Я родитель твой, юнец!

скорпион

Скорпионье

Говорит скорпион скорпиону:

– Подходи, я собрата не трону!

Собеседник не верит, и он

                       В этом прав. Ибо сам – скорпион.



*   *   *

Был однажды скорпион
Обезжален, оскоплен,
Расчленен на семь частей
И повешен на кресте,
Крест сожжен, развеян прах...
Но в заоблачных мирах
Указал перстом Господь

Скорпион из праха плоть
Обретает, и притом
Машет жалящим хвостом

Целый, с ног до головы,
И живее всех живых!





пегас

Если долго мучиться, что-нибудь получится

ТАМ

Да! С четвёртого раза ЖЖ узаконил моё присутствие в нём.
Да здравствует ЖЖ!
Да здравствую я в ЖЖ.
Теперь разобраться бы, как им пользоваться мамонтам вроде меня...

Почему я выбрала такое оформление? А потому же, что и в первой записи - слонов да мамонтов. Можно понимать кому как заблагорассудится... Однако в школе (в старших классах) было у меня такое прозвище - Элефантиха... Возможно, гациозностью напоминала кому-то слона в посудной лавке.
Вот и ностальгнулось.